Почему музей как сирота?

Уже несколько лет подряд музей Иоанна Георга Пинзеля остается в аварийном состоянии. Зато обещания чиновников и дальше на словах…

Чому музей як сирота?

фото: архив

Бывает, когда прогуливаешься по вечернему Львову, создается впечатление, что старые дома могут рассказать свою историю. Ведь в городе Льва они уникальные, помнят, кто и как с ними обходился, кто строил, а кто уничтожал…

Интересно, что рассказала бы сооружение Музея сакральной барокковой деревянной скульптуры Иоанна Георга Пинзеля, если бы обратилась к нам . А рассказывать действительно есть о чем. Здания, что на пл. Таможенной, 2, в которой ныне находится музей, уже более 400 лет. Как писала “Почта”, сначала там был костел, впоследствии монастырь кларисок, затем склад для табака, гимназия, а перед Второй мировой – гарнизонный костел.

Это здание, несомненно, имела интересную и довольно тяжелую судьбу, не удивительно, что теперь ее состояние аварийное. Удивляет и то, что за 400 (!) лет существования дома его реставрировали лишь дважды. Поэтому музей Пинзеля по уши в проблемах: через влажную страдает уникальный живопись, лепнина, не говоря уже о деревянные скульптуры.

Итак, пока мировое сообщество с восторгом знакомилась с шедеврами “украинского Микеланджело” в Лувре, помещение музея страдало от дырявой крыши. По приезде на Родину экспозиция работ Пинзеля вынуждены “гостить” во Львовской галерее искусств на ул. Стефаника, 3, и ждать, когда же сможет вернуться в родные стены, и влага к тому времени не разрушит их окончательно …

Через влажную страдает уникальный живопись, лепнина, не говоря уже о деревянные скульптуры

К сожалению, в третий раз реставрацию начать никак не получается. На Галичине про такое говорят – “сглазили”. Еще с 2011 года город и область ищет деньги на реставрацию, но все время что-то мешает ее начать. Напомним, работы по реставрации музея распределили между собой две структуры: Львовская городская рада взялась за ремонт крыши, а Львовская облгосадминистрация отвечает за восстановление фасада здания. В конце августа 2013-го управление капитального строительства города и области заказало проектно-сметную документацию института “Укрзападпроектреставрация”. Документация готова, но работы до сих пор не выполнены.

Чому музей як сирота?

фото: архив

Однако сдвиг с мертвой точки все же были. В начале декабря работники предприятия “Центр-Комплекс” приступили к работам по замене крыши музея Пинзеля. Как отмечал директор предприятия Александр Хорощак, рабочие должны были полностью заменить медное покрытие, усилить и заменить деревянные конструкции, информировал zaxid.net. Для выполнения этих работ фирме надо было 5 месяцев. Однако казначейство не проплатило средств, все материалы закупали за деньги подрядчика, да еще и погода помешала. Следовательно реставрацию успели только начать.

Как рассказал “Почте” Владимир Кметик, начальник управления капитального строительства горсовета, сейчас над восстановлением музея Пинзеля никто не работает. “Работы начали, но финансирование не пошло из-за задержки казначейства. В четверг приняли общий фонд городского бюджета, но соответствующего назначения, чтобы распланировать расходы на 2014 год, еще нет. Бюджет развития город примет через неделю-две. Тогда и будут возобновлены работы, откроется финансирование. Сейчас там уже успели заменить часть крыши (обрешетку) и накрыть его пленкой. Сейчас эта крыша все еще остается аварийным”, – рассказал Владимир Кметик.

Чтобы привести музей Пинзеля до надлежащего состояния, следует заменить деревянные конструкции, отреставрировать сигнатурки и купола на башни, покрыть крышу медью

С его слов, как только примут бюджет на текущий год, реставрационные работы возобновят, однако вполне возможно, что казначейство и дальше будет блокировать выплаты. “До нового года казначейство остановило платежи, ни копейки в конце года не дошло до подрядных организаций. Следовательно, подрядчик начинал работы за свои средства. Город финансирует только ремонт крыши, остальные реставрационных работ – дело ЛОГА. Сейчас все зависит от того, как депутаты примут бюджет развития на 2014 год. Речь идет о выделении 2 млн 600 тыс. грн”, – рассказал Владимир Кметик.

Напомним, чтобы привести музей Пинзеля до надлежащего состояния, следует заменить деревянные конструкции, отреставрировать сигнатурки и купола на башни, покрыть крышу медью. Как рассказала “Почте” руководитель архитектурной мастерской №3 института “Укрзападпроектреставрация” Лидия Горницка, хотя металл является очень дорогим, зато прослужит 300 лет, а вот бляха выдержала бы всего 50 лет.

“Покрывать крышу медью в холодную погоду нельзя, ведь, по технологии, металл при температуре ниже, чем пять градусов тепла, ломается. Если не придерживаться норм, то все бесполезная трата денег. В доме нужно установить петли для карнизов, чтобы вода не затекала на стены, а также необходимо установить правильное водоотведение. Надо обустроить громоотвод. Далее по плану реставрация камня, воспроизведение каменных потерянных ваз, установка новых жалюзи на колокольне. Они в непригодном состоянии, поэтому нужно изготовить новые”, – рассказывала “Почте” Лидия Горницка.

По ее словам, сейчас здание не приспособлена для музея и не соответствует нормам и требованиям, согласно которым обустраивают музейные помещения. “Необходимо установить охранно-пожарную сигнализацию. По экспозиции, то, что было сделано в 90-е годы, имеет устаревший подход к экспонированию. Мы уже должны равняться до мировых музеев, которые изменили контекст – это и подсветка, и расположение, а также и другие атрибуты, сопровождающие экспозицию”, – рассказала “Почте” Лидия Горницка.

Чому музей як сирота?

Лидия Горницка, руководитель архитектурной мастерской №3 института “Укрпроектреставрация”

В целом ситуация с музеем Пинзеля сложная, неоднозначная и очень неприятная. Институт выполнил все проектные работы по договорам, которые были заключены с управлением капитального строительства ЛОГА и города, а вот власть свои обязанности выполнять не спешит. Документацию мы передали заказчикам, получили положительную экспертизу.

Очень странно, что этот объект разделили между двумя структурами. Это вообще нонсенс, так работать очень трудно. Фактически на этом объекте должно работать два подрядчики, следовательно и готовили две отдельные документации. В начале декабря фирма-исполнитель вроде бы приступила к выполнению своих обязанностей по ремонту крыши, но о начале работ с институтом никто не подписывал никаких договоров.

Да и рассчитываться с нами не спешат. По сделке с ЛОГА на данный момент нам выплатили только 90 тыс. грн, это 30% от всей суммы. То есть облгосадминистрация задолжал еще около 200 тыс. грн. А город вообще странно себя ведет, ни копейки не вернуло.

Надо понимать, что этот объект следует спасать немедленно! Со временем состояние музея Пинзеля только ухудшается, поэтому потом надо будет платить значительно большие средства, чтобы его восстановить, а некоторые части здания будут потеряны навсегда. Уже этой зимой из здания отпадают элементы декоративного карниза. Надо понимать, что это опасность для людей. Рядом есть остановка общественного транспорта.

Музей предупреждал о том, что ситуация непростая. Надо оградить хотя бы 2-3 метра по периметру, чтобы никто не пострадал, а это означает, что надо перенести остановку, дополнительные проблемы. Через аварийную крышу внутри все замокает, портится живопись и чрезвычайно ценные фрески известного живописца Строинский. Это не условия для функционирования музея.

Конечно, говорить о том, что уже этой зимой крыша может провалиться, нельзя. Он хоть и старый, а еще лет 10 прослужит, но это не значит, что можно оттягивать ремонт на десятилетия! Проблемы начинаются в локальных местах, но они распространяются. Должны понять, что теряем, власть должна вспомнить о том, что декларировала.

Проблему музея Пинзеля интенсивно рассматриваем еще с 2011-го. Планировали и очень надеялись, что работы начнутся осенью и к зиме отремонтируем хотя бы крышу, но не так случилось, как гадалось…
На крышах я была осенью, когда мы готовили документацию, работы там немало. Еще прошлым летом некоторые из предпринимателей, которые занимаются реставрацией и строительством, предлагали свои услуги. Говорили, что начнут работы за свои оборотные средства и наведут порядок с архитектурными деталями, которые падают. К сожалению, власти такое “не подошло”.

Мы прекрасно понимаем, что такое тендеры и насколько легитимно и прозрачно они у нас проводятся. А то, что выиграет его тот, кто предлагает наименьшую сумму – полный абсурд. Этот момент очень раздражительный для всех. Хороший специалист и хорошая работа – хорошо стоят, так есть во всем мире. А у нас же получается “делайте за две копейки и делайте хорошо”, поэтому имеем такую ситуацию. К работам допускают те фирмы, которые послушно выполняют указания, но можно ли их работу назвать хорошей реставрацией…

Во Львове все настолько несерьезно и легкомысленно в сфере охраны исторического наследия, что трудно комментировать, сотрудничество с нашим институтом вообще отдельная тема. Не говорю уже и о том, что заработную плату не выплачивают уже пять месяцев, а отопление в помещении этой зимой даже не включали. В общем, нам задолжали 1 млн 800 тыс. грн, из них 600 тыс. грн – долги по зарплате. Еще немножко и наш институт пойдет под откос, потому что просто нет условий для труда.

Выглядит на то, что никому не нужна историческое наследие и достопримечательности, их охраняют лишь де-юре. И ситуация во всей стране одинаковая. Фактически реставрации как таковой у нас нет. То, что время от времени декларируем, это лишь импульсы.

Украина подписала с мировым сообществом все конвенции об охране исторического наследия, они ратифицированы. Немало памятников Львова в частности входят в наследие ЮНЕСКО, и музей Пинзеля один из них.
Более того, 30 декабря 2013-го вышел указ президента о том, что Украина готовится вступить в международный комитет ІКРОМ, который занимается такими проблемами.

Письменные декларирования государства есть. Но я работаю в этой сфере достаточно много лет и понимаю, что это очередной фарс, реального результата мы так и не увидим. На самом деле, как бы горько это не звучало, культурное наследие нужна где-то 20% населения в государстве, остальным безразлично, поэтому имеем то, что имеем.

Обсуждение закрыто.