“Мама, я рисую!”

В городе ко Дню Независимости планируют подрисовать фасады домов, остановки и даже дорожные знаки, на которых оставили “автографы” местные вандалы

“Мамо, я малюю!”

фото: Андрей Полевой

Кто “калечит” вековые здания Львова красной, кто – то- синей или зеленой краской. И эти никому не понятные символы никак не назовешь искусством или культурой граффити. Это – ядовитое желание навредить, испортить.

“Расписаться” на фасаде любого дома “официально” можно за 17 грн или даром . За такое админнарушение горе-художник может отделаться всего лишь предупреждением. Значительно труднее наказывают за повреждение памятников национального значения: за это могут не только оштрафовать на кругленькую сумму, но и посадить за решетку лет так на три.

“За такие нарушения, по статье 152 административного Кодекса Украины, предусматривающих ответственность – штраф от 1 до 3 необлагаемых минимумов граждан, то есть от 17 грн до 51 грн. Если же разрисовали фасад архитектурного памятника, то ответственность совсем другая – за это правонарушение наказывают уже по уголовному Кодексу, по статье 298. Но сейчас такого художника попробуй поймай”, – рассказал “Почте” Андрей Падяк, заместитель начальника городского управления милиции.


За такие нарушения, по статье 152 административного Кодекса Украины, предусматривающие штраф от 17 грн до 51 грн. Если же разрисовали фасад архитектурного памятника, то ответственность уже по уголовному Кодексу

Последний такой известный милиции случай (автограф на памятнике архитектуры) был еще в марте. Тогда кто-то порисовал фасад дома на вул. Леси Украинки. Но злоумышленника не поймали. Со слов милиционера, следствие вели, и уголовное производство открыли, но, увы, безрезультатно, потому что таких злоумышленников поймать трудно.

“Патрульной службе мы настаиваем на том, чтобы следили… Но на целый район есть всего два-три патруля. А правонарушитель идет оглядываясь – если он видит работника милиции в одном конце улицы, то пойдет во второй. И его поймать просто невозможно”, – убеждает Андрей Падяк. Милиционер предполагает: если бы в каждом районе города были места для рисования, то таких “вредителей” стало бы гораздо меньше.

“Мы обращались к тем “граффитчиков”. Говорили: если уж так хотите рисовать, то рисуйте, но не на памятниках, не на камне, не в центре. У нас есть места, где можно рисовать. Например, бетонные стены, – рассказывает Лилия Онищенко, начальник управления охраны исторической среды горсовета. – Я когда-то предлагала место – дом на вул. Черемухи, где живет много слабослышащих и глухонемых людей. Дверь их подъезда выходят на страшную серую стену швейной фабрики. Они, наверное, были бы очень рады, если бы им ту стену разрисовали. Предлагала я “графітчикам” то место, а они сказали, что это закрытый двор”.

Горе-художники не всегда хотят прятать свое искусство в бетонных затінках. Они оставляют свои росписи на стенах жилых домов, учреждений, на архитектурных памятниках и даже на церквях города.

“Меня поразило, что даже на костеле иезуитов уже есть какая-то закарлючка… Конечно, будем это отчищать. Особенно раздражают надписи, которые недавно появились по городу, – “Маша, я тебя люблю”. И Маша должна своему парню сказать: “Давай, мальчишка, чисти”, а не замуж собираться за него. Когда-то такое писали на асфальте, теперь – на фасадах”, – возмущается Лилия Онищенко. Чиновница рассказывает, что они никогда не обращались за такие рисунки в милицию. Мол, это бесполезно. В городе те росписи смывают, счищают, хотя это достаточно дорого.

Чиновница рассказывает, что они никогда не обращались за такие рисунки в милицию, потому что это бесполезно

“Есть специальные краски, которые наносят на фасады домов, и тогда росписи не цепляются. Это довольно дорогие средства, но мы также их используем. Где в нашем городе есть здания, покрытые такими красками, я вам, конечно, не скажу. Так туда же сразу кто пойдет пробовать-проверять, – в шутку говорит Лилия Онищенко. – Но такие методы есть, и они эффективны. Остальные фасадов, конечно, надо чистить сразу. И показывать тем “графітчикам”, что сколько бы они не рисовали, их “искусство” сотрут. Но такая очистка – это пустая трата бюджетных средств”.

Чиновница отмечает, что такие росписи является признаком большого города. В Европе мало мегаполисов, где такое явление отсутствует. Во Львове от такого вандализма страдают не только здания, но и остановки и даже дорожные знаки. “Почти по всему району знаки обклеены, обрисованы. Ежедневно все нужно сдирать и красить. Сейчас ко Дню Независимости ищем краску – будем подрисовывать”, – рассказывает Ирина Чілімова, председатель Галицкой райадминистрации.

С ее слов, остановки и знаки больше всего страдают от вандализма. Если какое-то “расписание” появляется на фасаде дома, то идут к владельцу или коммунального предприятия и просят, чтобы надпись стерли, закрасили. На такие просьбы обычно реагируют сразу, но часто на свеже окрашенной стене появляется новая росчерк, и нет на это совета.

“На вул. Ференца Листа недавно зарисовали одно граффити, и уже есть новое. Это какой-то непрерывный процесс”, – жалуется собеседница.

Обсуждение закрыто.